Законопроект Шмыгаля: запрет УПЦ в 4 хода

21 Января 2023 15:18
5401
Власть намерена сделать УПЦ мат в 4 хода? Фото: СПЖ Власть намерена сделать УПЦ мат в 4 хода? Фото: СПЖ

В Раду внесли законопроект о запрете деятельности в Украине конфессий с центром в РФ. Его инициатор – глава Кабмина. Каковы перспективы?

19 января 2023 г. в Верховную Раду был внесен законопроект 8371 о запрете деятельности в Украине религиозных организаций с руководящим центром в России.

Законопроект направлен «на обеспечение духовной независимости, недопущение раскола в обществе по религиозному признаку, содействие консолидации украинского общества и защите национальных интересов».

Он предусматривает внесение изменений в Законы Украины «О свободе совести и религиозных организациях» и «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований».

Его инициатор – глава Кабинета министров Денис Шмыгаль. А значит – законопроект наверняка примут. Об этом заявил в эфире «5 канала» народный депутат от партии «Слуга народа», член комитета ВР по вопросам нацбезопасности, обороны и разведки Федор Вениславский: «Этот законопроект является приоритетным с точки зрения национальной безопасности Украины, и вопросы обеспечения государственного суверенитета и территориальной целостности явно преобладают над возможными негативными оценками запрещения деятельности религиозных организаций с центром управления в Кремле, поэтому я прогнозирую, что этот закон будет принят довольно быстро. Я думаю, до конца зимы есть все шансы этот законопроект принять как минимум в первом чтении».

Об этом же говорил в начале года и спикер парламента Руслан Стефанчук: «Сегодня и общество, и все мы готовы к радикальным решениям. Кабмину поставлена задача в самое ближайшее время разработать законопроект, который, я уверен, будет единогласно принят в Верховной Раде Украины».

На такую активность Кабмина уже довольно обиженно отреагировал автор другого законопроекта «о запрете», народный депутат от партии «Европейская солидарность» Николай Княжицкий, который посетовал, что подобный законопроект уже существует и даже поддержан соответствующим комитетом Верховной Рады. Подробнее о законопроекте Н. Княжицкого можно прочитать в статье «Законопроект о запрете в Украине РПЦ: в чем подвох». Здесь же кратко напомним, что он предполагает, что, во-первых в Украине будет запрещена Российская Православная Церковь, а во-вторых, что «православной» сможет именовать себя только та религиозная организация, которая или подчиняется ПЦУ или получила от нее разрешение так называться.

Н. Княжицкий – представитель «Евросолидарности» Порошенко, где считают, что церковная тема – это их эксклюзив, а потому не хотят отдавать инициативу. Нардеп заявил, что Кабмин внес свой законопроект, а не поддержал его законопроект, так как хочет «строить автократию». Все это напоминает разборки двух гиен, в которой каждый борется за право вцепиться в жертву первым.

Ни для кого не секрет, что все эти (и многие другие) законопроекты направлены против УПЦ. Давайте посмотрим, какие ходы приготовили верующим в Кабмине. 

Ход 1: запрет

Ход 1 – это собственно сам запрет. Сформулирован он в форме дополнения в ст. 5 «Отделение церкви (религиозных организаций) от государства» Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях»:

«Не допускается деятельность религиозных организаций, аффилированных с центрами влияния религиозной организации (объединения), руководящий центр (управление) которой находится за пределами Украины в государстве, которое совершает вооруженную агрессию против Украины».

В этой формулировке речь идет о трех субъектах:

  1. Религиозная организация, деятельность которой не допускается. Это – приходы, монастыри и т.д.
  2. Центр влияния религиозной организации (объединения). Это может быть епархиальное управление, но скорее всего сама Киевская митрополия УПЦ.
  3. Руководящий центр (управление), находящееся за пределами Украины в государстве, которое совершает вооруженную агрессию против Украины. Это – Московская патриархия.

Несложно заметить, что отношения между Субъектом №1, т.е. приходом и Субъектом №2, т.е. митрополией, обозначены термином «аффилиация», а сам Субъект №2 назван не руководящим центром и не центром управления, а центром влияния. Понятие «влияние» намного шире, чем «управление», может трактоваться в сколь угодно широком значении и применяться к сколь угодно широкому кругу лиц.

В законодательстве Украины нет определения термина «аффилиация» по отношению к религиозным организациям. Соответственно, трактовать его чиновники будут на свое усмотрение. Сделано это все для того, чтобы можно было легко доказать связь прихода или монастыря с центром влияния, т.е. с Киевской митрополией УПЦ. Глава Госслужбы по делам религий В. Еленский как-то посетовал, что запретить общины УПЦ будет сложно из-за того, что они в своих уставах могут обозначаться как организации, не зависящие вообще ни от кого. Данная формулировка запрета призвана решить эту проблему, поскольку довольно легко доказать, что приход или монастырь «аффилирован» с Киевской митрополией, а сама Митрополия является «центром влияния» для прихода и монастыря, даже если в уставных документах об этом не сказано.

Отношения же Субъекта №2 и Субъекта №3 определены как «руководство» или «управление». То есть для запрета общины УПЦ нужно доказать, что на общину влияет Киевская митрополия, а сама Митрополия находится под управлением центра в России.

Ход 2: религиоведческая экспертиза

Следующие три хода – это расширение полномочий центрального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику в сфере религии. На сегодняшний день – это Государственная служба Украины по этнополитике и свободе совести (ГЭСС), которую возглавляет давний антипатик УПЦ Виктор Еленский.

Так ст. 30 «Центральный орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере религии» Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях», в которой описываются полномочия ГЭСС дополняется следующим абзацем:

«Проведение религиоведческой экспертизы деятельности религиозных организаций по выявлению подчиненности в канонических и организационных вопросах с центрами влияния религиозной организации (объединения), руководящий центр (управление) которой находится вне Украины в государстве, осуществляющем вооруженную агрессию против Украины».

Т.е. В. Еленский будет вместе со своими подчиненными определять – подчиняется ли УПЦ в канонических и организационных вопросах Московской патриархии. Можно предположить, что данная экспертиза придет к выводу, что в организационных вопросах УПЦ не подчиняется Московской патриархии, поскольку что такое «организационные вопросы», все представляют себе достаточно ясно. Да и в уставных документах никаких намеков на организационную связь УПЦ и РПЦ нет.

Но другое дело – вопросы канонические. Что это такое, что такое каноническое право вообще, каковы его источники и т.д., мало кто себе представляет. Поэтому здесь возможен любой произвол. И наиболее вероятный результат «экспертизы» под руководством В. Еленского – это то, что УПЦ будет признана зависимой от РПЦ в канонических вопросах, даже несмотря на то, что в уставных документах УПЦ об этом не сказано. Более того, другой вариант в нынешней ситуации по факту невозможен, иначе будет непонятно, зачем вообще властью затевалась эта дикая кампания против УПЦ.

Ход 3: устранение нарушений

Это следующее новое полномочие ГЭСС, продолжение той же самой ст. 30 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях»:

«Издание предписаний по устранению нарушений, выявленных по результатам проведения религиоведческой экспертизы, в месячный срок со дня издания предписания».

Если бы ГЭСС выявила какие-то упоминания об РПЦ в уставе УПЦ, она могла бы потребовать их оттуда убрать. Но как можно устранить то, что формально не определено, а именно – вопросы канонической подчиненности или связи?

То есть Еленский говорит – мы нашли канонические связи с РПЦ, устраните. А в УПЦ говорят – у нас этих связей нет. Что дальше? Дальше ГЭСС по прошествии месяца, данного для устранения нарушений, сможет смело заявить, что нарушения не устранены и сделать следующий ход.

Ход 4: обращение в суд

Следующее новое полномочие ГЭСС, продолжение текста ст. 30 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях»:

«Обращение в суд с административным иском о прекращении деятельности религиозной организации в случае невыполнения ею предписаний об устранении нарушений, выявленных по результатам проведения религиоведческой экспертизы, в установленные сроки».

Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» предусматривает возможность прекращения деятельности религиозной организации только в двух случаях: по решению самой религиозной организации и по решению суда. Причем в ст. 16 «Прекращение деятельности религиозной организации» дается исчерпывающий перечень оснований для подобного решения суда. Неисполнения предписаний ГЭСС в этом перечне нет. Законопроект 8371 предлагает устранить этот «пробел» и дополняет ст.16 следующим абзацем: «В случае выявления других нарушений требований создания и деятельности религиозной организации (объединения), установленных Конституцией Украины, этим и другими законами Украины».

Тем самым законопроект 8371 дает свет чиновничьему произволу. Ведь под понятие «других нарушений» можно при желании притянуть что угодно. Но в данном случае, конечно, имеется ввиду выявление «экспертизой» ГЭСС канонической связи или подчинения РПЦ. И для того, чтобы уже вообще не было никаких вопросов к возможности судебного запрета религиозных организаций по иску ГЭСС, ст. 16 дополняют еще и следующим текстом:

«В случаях, предусмотренных настоящим Законом, деятельность религиозной организации может быть прекращена в судебном порядке по административному иску центрального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику в сфере религии или прокурора».

Как должен поступить судья при рассмотрении подобных дел? Если судья добросовестный и незаангажированный, то он должен назначить судебную экспертизу для проверки правильности «экспертизы» ГЭСС. И скорее всего такая судебная экспертиза будет поручена Институту философии НАН Украины, а именно отделу религиоведения, заведует которым сегодня Александр Саган, еще один давний антипатик УПЦ. О том, что результаты экспертиз под руководством этих двух религиоведов совпадут, сомневаться не приходится.

Заключение

Необходимо заметить, что прямого упоминания УПЦ в законопроекте 8371 нет, как нет его и в других антицерковных законопроектах. Поэтому принятие этого законопроекта не означает автоматический запрет УПЦ. Однако процессу в 4 хода наверняка будет дан зеленый свет. И в этой связи хотелось бы обратить внимание на еще одно заявление народного депутата от партии «Слуга народа», члена комитета ВР по вопросам нацбезопасности, обороны и разведки Федора Вениславского: «Я думаю, что мы в конечном варианте пропишем законопроект таким образом, что если религиозная организация не откажется от своего управления со стороны страны-агрессора, не задекларирует, что никаких связей – ни канонических, ни организационных, ни правовых – нет, то уже будет в каждом конкретном случае решаться вопрос».

Иными словами, от УПЦ потребуют отмежеваться от РПЦ в канонических, организационных и правовых вопросах. Собственно говоря, УПЦ это и сделала на Соборе УПЦ в Феофании 27.05.2022 г. Но по-видимому для властей Украины этого оказалось недостаточно. Что еще могут потребовать от УПЦ?

Спикер ОП Михаил Подоляк и глава Госэтнополитики В. Еленский заявили, что в Украине должна остаться только одна православная конфессия (ПЦУ). Потому власти сделают все, чтобы заставить приходы влиться в думенковскую структуру. Видимо, ПЦУ станет «придворной церковью», а УПЦ – останется Христовой. Будет ли она в легальном статусе, полулегальном, или уйдет в подполье – об этом сейчас судить рано.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также